Страна растаманов и легализированной проституции явно меня не хотела. Как, впрочем, и я ее. Да, я не привыкла менять лошадей на переправе и мои планы для меня всегда были, есть и будут в самом высоком приоритете. А когда тебе меньше, чем за неделю заявляют, что ни фига, ты летишь, это, мягко говоря, напрягает. Особенно если особой надобности в этом не было.

Вот зачем я здесь? Я прекрасно справилась бы с задачей с Украины, изредка обмениваясь вежливыми письмами. Но в то же время пребывала бы в афигительном расположении духа, откатав выезд на колхоз, сыграв пару игр, потусив на тренинге в Киеве и набижав на Симфер. Ненавижу, когда в мои законные выходные кто-то вмешивается. А так… Все приказало долго жить.

Аэропорт. Траблы начались, не успели мы еще выехать из Николаева. Проебанный перевод времени, опоздание на 40 минут – детка, кого ипет чужое горе??? В таком бешенстве меня родители давно не видели. Поэтому просто загрузились в машину, помахали ручкой и сказали “Ты большая девочка, разруливай сама”. Суммируя этот инцидент с событиями 2 предыдущих недель, назревала кровавая развязка. Но кролик же был очень вежливым кроликом 🙂

Дальше все закрутилось очень быстро, таможня-паспортный контроль-ждать и в небо. Хотя в этот раз, усиленно пытаясь получить кайф от момента взлета у меня в мозгу крутилась лишь одна фраза, как-то сказанная знакомой: “Ребята, вы че? Да мы же хер взлетим на этом!” И правда, украинские авиалинии выделялись лишь привлекательными стюардессами и на удивление свежими бутербродами. Все остальное нэнька приберегла, видимо, для другой авиакомпании. Но зато пилот умачка – так мягко посадить машину не каждому дано. И вроде ж кажется – да нормально ведь все, но нет, мой моск упорно пытались сношать даже в воздухе. Сначала 2 мего-безнесмена, на все лады склоняющие Украину, вероятно считавшие, что моего английского недостаточно, чтобы понять всю гру свитла и тини. А потом большой-пребольшой еврей и его любовница, шумно обсуждающие предстоящий шабат. И еда, отвратительная еда! Того, кто сказал австрийцам, что кекса достаточно, чтобы пообедать, нужно подвергнуть всем видам анальных кар. Так же, как и их таможню. Как же ж бесит 5 человек на зоне европейского контроля и огромнейшая очередь на все остальные направления. Складывается ощущение, что у тебя в паспорте споры сибирской язвы, не меньше, и едешь ты для тщательно спланированной диверсии по отношению к Европейскому Союзу. Прошла-запищала-раззулась-запищала-дала себя ощупать-запищала 🙂 День сурка, однако. И кофе, любимый Starbucks Cappuchino, отобранный, когда я только-только пришла в состояние равновесия. Кляти фашисты.

Схипхол встретил как обычно – отрешенно и равнодушно. Да, это был не январь, когда меня встречали прямо перед выходом. Отдельным лулзом промелькнули ниндзи в марлевых повязках (флеш мод еще тот) и вот он – кофе. Damned, yeah, this fucking country deserves staying in my list just because they have Starbucks.

Настроение до Хоркума колебалось от точки “как же мне себя жалко” до “я хочу крови и жертв”. Хорошо хоть комната та же, и Марк повеселил своим способом хранить ключи (под веночком на двери, хуле).

Началось все, однако, пичально да и сейчас “ни дня без лулза”. Я что-то где-то проипала, осталось разобраться что и где.